на главную

В Судебную коллегию по уголовным делам

Верховного  Суда  Российской Федерации

от  потерпевших  по уголовному делу  № 04540064

Бесланского теракта

 

                                                 

Кассационная  жалоба  

на приговор Верховного суда Республики Ингушетии по уголовному  делу  № 04540064  от 5 октября  2007 года.

       

5 октября 2007 года Верховный  суд РИ  вынес оправдательный приговор  по   уголовного дела  №04540064  в отношении:

Евлоева М.Н.обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 и ч.3 ст. 293 УК РФ, Котиева А.М. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 и ч.3ст. 293 УК РФ.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 5 октября 2007года событие преступления, инкриминированного сотрудникам РОВД Малгобекского района РИ Евлоеву М.Н., Котиеву А.М. признано недоказанным, в связи с  чем в соответствии с п.2 ст. 250 и п.п. 1 и 4 ч.2 ст.302 УПК РФ, суд пришел к выводу, что указанные подсудимые подлежат оправданию, а заявленные по делу гражданские иски по этим  основаниям оставлены без изменения.

Согласно ч. 2 ст. 31 УПК РФ  уголовное дело № 04540064 относится к подсудности  районного суда.  Однако,  Верховный суд РИ взялся за рассмотрение этого дела, ссылаясь на ч.3 ст. 31 УПК РФ.

Согласно 3 части этой статьи, уголовное дело, в материалах которого содержится  государственная тайна, подсудно Верховному суду республики.

Ознакомившись с томом №39 из материалов уголовного дела № 04540064, мы  выяснили, что в этом томе не содержатся сведения, содержащие государственную тайну: все шифротелеграммы, которые поступали из МВД РФ в МВД РИ на момент окончания предварительного расследования рассекречены. Об этом есть сведения в томе №39.

Почему же тогда  уголовное дело №04540064  было рассмотрено Верховным судом РИ, в отличии от аналогичного уголовного дела по Бесланским сотрудникам РОВД №20/852, который был рассмотрен районным судом?

Согласно ст. 228 УПК РФ  при поступлении уголовного дела Верховный суд РИ должен был выяснить подсудно ли уголовное дело данному суду. Согласно ч.2 ст. 33 УПК РФ судья, которому направили уголовное дело, ознакомившись с материалами дела, выяснив, что государственной тайны в материалах дела нет,  должен был вынести  постановление о направлении уголовного дела по подсудности в районный суд.  Этого сделано не было. Сокрытие информации о том, что том  №39  рассекречен в ходе предварительного расследования и согласно ч.2 ст.31 УПК РФ о наличии государственной тайны в материалах дела, позволило Верховному суду  РИ взяться за рассмотрение уголовного дела №04540064.  Эти незаконные действия Верховного суда РИ  являются нарушениями  УПК РФ и основанием  для отмены приговора.

Кроме этого, согласно ч.2  ст. 32 УПК РФ, уголовное дело подсудно суду  по месту окончания преступления. Бесланская трагедия, по заключению предварительного следствия, началась подготовкой в Малгобекском районе, а закончилось  трагедией в Бесланской школе. Исходя из требований ст. 32 УПК РФ, а также требований ч.2 ст. 31 УПК РФ,  прокуратура  по ЮФО незаконно передала  в Верховный суд РИ уголовное дело № 04540064, которое  должно было быть рассмотрено  в  суде РСО-Алания районного масштаба, в город Беслан, где произошла трагедия.

Согласно ст.1 ФЗ РФ "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в РФ" рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей   проводится в Верховных судах РФ, республики, краев и областей. Передача  уголовного дела в Верховный суд РИ позволила  обвиняемым воспользоваться судом присяжных. Рассмотрение  уголовного дела №04540064 судом присяжных  незаконно и является  основанием  для отмены приговора.

До предварительного заседания и на предварительном судебном заседании  потерпевшими были заявлены ходатайства об изменении территориальной подсудности уголовного дела согласно ст. 32, ч.1 п.2 б, ст. 35 УПК РФ. Вопрос о переносе рассмотрения уголовного дела согласно ч.3 ст. 35 УПК РФ разрешается председателем вышестоящего суда или его заместителем. Требования потерпевших основаны на УПК РФ, но  Верховный суд РИ проигнорировал  законные требования потерпевших и принял незаконное, неприемлемое для потерпевших решение: рассмотреть  уголовное дело № 04540064 в столице  КБР  городе Нальчике.

Такое  решение лишило потерпевших   в полной мере   воспользоваться правами,  данными ст. 42 УПК РФ.  Место суда- Нальчик, находиться от г.Беслана  в трех часах езды и потерпевшие не могли по состоянию здоровья посещать все судебные заседания. Об этом  часть потерпевших сделали письменные заявления. Однако, видя, что в суд  приходили  единицы потерпевших,  а большинство  не  могли  приехать в Нальчик,  суд все же  не принял во внимание это важное для  всестороннего исследования и вынесения справедливого  приговора обстоятельство. Показания потерпевших, их мнение,  как основных свидетелей  по трагедии, судом  и присяжными  не были услышаны, что привело к вынесению незаконного  приговора  в нарушении ст. 17 УПК РФ.

Особо хотим остановиться на нарушениях УПК РФ по составу присяжных. Потерпевшие были категорически против рассмотрения уголовного дела в Верховном суде РИ  и по причине того, что большинство опознанных террористов проживали на территории РИ.

Этого не могло не знать то лицо из прокуратуры  по ЮФО, которое  передало уголовное дело по Беслану в Верховный суд РИ, проигнорировав не только мнением  потерпевших, но и требованиями указанных выше статей закона: о территориальной  подсудности уголовного дела, об отсутствии государственной тайны в материалах дела. Далее в цепочку нарушений закона подключился  Верховный суд РИ:  незаконно оставил уголовное дело на свое рассмотрение, тем самым стало возможным участие в суде присяжных заседателей. Ведь согласно ФЗ О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в РФ участие присяжных возможно только в Верховных судах РФ, республик, краев и областей. В суде районного масштаба участие присяжных законом не предусмотрено. В ходе судебных заседаний  судья не полностью  объяснял  потерпевшим их права и обязанности. В частности,  после выбора всего состава присяжных, по ст.330 УПК РФ, мы имели право заявить отвод всему составу присяжных виду тенденциозности её состава. Так  как мы видели, что вследствие особенностей рассматриваемого дела, образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться  неспособной вывести объективный вердикт. Но об этом  нашем  праве мы тогда не знали, а  судья  не разъяснил  нам, нарушив ч.1 ст. 11 , п.1 ст. 268 УПК РФ.

Считаем, что сделано это было из-за  заинтересованности судьи  в исходе дела. Так как судьей было признано, что  в материалах дела содержаться  сведения, имеющие государственную тайну, то судья должен был, согласно ч.24 ст.328 УПК РФ, предложить присяжным  подписать расписку  о неразглашении тайны. Согласно  ст.338 УПК РФ присяжный, который отказался  дать такую расписку, отводится  председательствующим. Ни один из присяжных не подписал такую расписку ни  перед присягой, ни после её принятия, судья им этого не предлагал.

В нарушении  ст.325 УПК РФ, на предварительном заседании судья не предоставил нам для ознакомления ходатайства обвиняемых, если таковые были, о рассмотрения уголовного дела суда судом присяжных. Согласно п. 3 ст. 325 УПК РФ   при отсутствии ходатайств  со стороны обвиняемых  о рассмотрении уголовного дела судом присяжных  заседателей,  уголовное дело рассматривается  другим судом.

           В ходе судебных заседаний мы неоднократно подавали ходатайства  о вызове свидетелей. Показания этих свидетелей  существенным образом повлияло бы на полное исследование всех обстоятельств  дела. Но нам судья необоснованно отказывал. В результате  мы не смогли выслушать  на суде показания  ряда свидетелей, показаниях которых в суде были необходимы  для уточнения маршрута продвижения террористов.  Например, уже осужденного Кулаева. По показаниям Кулаева и  майора милиции Гуражева  был составлен на предварительном следствии маршрут продвижения машины  с террористами. Гуражев, сопровождающий террористов,  не  был вызван  в суд, несмотря на заявленное нами ходатайство под исх. № 571/1 .  На лицо нарушения ст. 73, ст.74 УПК РФ: при производстве  по уголовному делу подлежат доказыванию события преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), доказательствами по уголовному делу являются любые сведения на основе которое суд, прокурор, следователь устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию. Местонахождение и расположение банды судом не исследовались в  нарушение ст. 87, ст. 88, ч.3 ст. 240 УПК РФ, а доказательства, представленные предварительным расследованием, не прошли проверку на относительность, допустимость, достоверность.

Судом были необоснованно  отклонены ходатайства:

 под исх. №566 о вызове  в качестве свидетелей президента РИ Зязикова М., ответственного за административную границу РИ, руководителя ФСБ РСО-Алания Андреева В., заместителя начальника ГУБОП МВД РФ Демидова Ю.Н., заместителя МВД РФ Чекалина;

под исх. № 567 о  вызове в качестве свидетеля танкиста Абуладзе Г.И., так как  по зданию школы были применены танки;

под исх. № 568  с просьбой  запросить из материалов дела №20/849 показания свидетелей Дзасохова А., Тихонова А., Анисимова В., Панькова М., Проничева В., членов оперативного штаба по спасению заложников;

под исх. № 569 с просьбой  вызове  в качестве свидетеля  Аушева Р., так как Аушев

 2 сентября 2004года зашел в здание школы №1 и разговаривал с террористом Хучбаровым. Аушев освободил 26 заложников и мог дать важные показания  в суде и довести до сведения суда свои наблюдения при посещении школы относительно террористов, их оружия, их требований.

Прокуратура в  своём обвинительном  заключении  обвинила Евлоева и Котиева в преступлении, в совершении  халатности, сами обвиняемые отрицали свою вину,  а суд,  встав на сторону обвиняемых,  в нарушение равенства прав сторон ст. 244 УПК РФ и ч.4 ст. 15 УПК РФ,  отклонял  ходатайства о вызове свидетелей, которые могли бы  дать показания  важные по существу дела. В результате указанных нарушений, в суде не исследовалось место остановки банды в лесистой местности Малгобекского района и маршрут их продвижения.   Не был приглашен для дачи показания и бывший министр МВД РИ Хамхоев Б., бывший министр МВД РСО-Алания Дзантиев К..

Дзантиеву почему-то послали повестку не по его домашнему адресу, а по месту его бывшей работы. В МВД РСО-Алания Дзантиев К. не работает уже три года. Из МВД РСО-Алания поступил ответ, что не знают его место нахождения. Мы готовы были предоставить его адрес проживания, тем более что он был в материалах дела и сказали об этом на суде. Однако судья отказался  посылать повестку по домашнему адресу Дзантиева.

Одно ходатайство все же было удовлетворено: вызов заместителя  министра МВД РФ  Панькова. В ответ  на повестку, суд получил отписку от помощника Панькова, что Паньков сейчас очень занят и просит рассмотреть суд без его участия. Судья согласился с таким отношением заместителя министра к исполнению своего гражданского долга.  

Были полностью забыты обязанности судьи согласно ст. 243 УПК РФ по обеспечению состязательности и равноправия сторон. Более того, судья нарушил ст. 241 УПК РФ о гласности судебного процесса, незаконно объявив судебные заседания закрытыми.  Считаем, что, отказывая в приглашении свидетеля Панькова, судья прикрыл свои противоправные действия и закрыл суд  для всех, кто хотел бы слушать и фиксировать законность ведения  судебных заседаний. Судья не мог не знать, что именно Паньковым были рассекречены часть шифротелеграмм в томе №39 объявленным судьей секретным.

Кроме того, обвиняемые всячески отрицали, что они были предупреждены  со стороны МВД РФ о  нахождении в лесистой части Малгобекского района террористов. Суд не выяснил до конца с помощью и свидетелей тоже: лжесвидетельствуют обвиняемые, защищая себя, или  действительно халатность была проявлена, но не ими, а вышестоящими чиновниками.

В нарушении ст. 292 УПК РФ, потерпевшие были лишены возможности  участвовать в прениях. Потерпевшие  не были должным образом извещены  о  назначенном судебном заседании. Ни один из потерпевших не был  в этот день  на суде, и ни один из потерпевших не смог воспользоваться правом  участвовать в прениях в нарушении ч.2,п.15ст.42, ч.1 ст. 336  УПК РФ.

Не услышали потерпевшие выступления участников процесса в прениях, напутственное  слово председательствующего к присяжным, не знаем, какие доказательства судья посчитал уличающими обвиняемых, а какие оправдывающими, не услышали потерпевшие  провозглашения вердикта и последнее слово обвиняемых. Нас лишили данных нам УПК РФ возможности  в полной мере  быть участником судебного процесса и защищать свои права.  Судья явно  торопился, охватив все эти процессуальные действия  в один день. После вынесения   оправдательного приговора, ни один из потерпевших не был извещен судом, что 5 октября 2007года Верховным судом РИ обвиняемые оправданы. Потерпевшие узнали об этом из СМИ 9 октября 2007года.  В тот же день, 9 октября 2007года потерпевшие  направили  в Верховный суд РИ ходатайства за исх. №№ 638-641   о  предоставлении  нам копий протоколов судебных заседаний и просили  письменно определить нам срок подачи  кассационной  жалобы в связи с исключительностью уголовного дела. 

12 и 13  октября 2007года, часть  потерпевших направили   в адрес  Верховного суда  РИ предварительные кассационные  жалобы  за исх. №№ 647,648, 651, 653,654,655,663  и ходатайства с просьбой  предоставить  копии  приговора.  Мы на сегодняшний день  3 ноября 2007года не получили на руки протоколы судебного заседания. Приговор был получен  потерпевшими только  2 ноября 2007года в нарушении ст. 312 УПК РФ. На конверте от копий приговора стоят штампы 25.10. 07  Почта России- Назрань, а на обратной стороне стоят штампы 01.11.07 Почта России -Беслан.  Подавляющее большинство потерпевших    были  вынуждены брать у друг друга копии приговора  Верховного суда и  таким образом исследовать и написать кассационную жалобу .

На наши ходатайства о предоставлении нам  копий протоколов судебных заседаний, мы получили  2  ноября 2007года   ответ, что  потерпевшие могут ознакомиться с протоколами в здании Верховного суда с 15октября 2007года до 5 ноября 2007года. На  конвертах этих ответов из Верховного суда РИ стоят штампы с датами 24.10.07- Почта России- Назрань. А на обратной стороне конвертов стоят  штамп почты Беслана 30.10.07-Почта России- Беслан. На руки мы получили эти письма 2 ноября 2007года. Таким образом, судья  фактически предоставил нам  срок для  ознакомления с протоколами   судебных заседаний одни сутки. О сроке подачи нами кассационной жалобы мы так и не получили никакого ответа. 1 ноября 2007 года нами было  выслано курьером ходатайство за исх.№ 677 на имя судьи Газдиева И.Б., где мы ставили в известность судью, что нами на этот день не получены ни копии приговора, ни копии протоколов и просили выслать нам эти документы курьером с вручением их нам на руки, а также определение с указанием приемлемого срока предоставления  кассационной жалобы и замечаний к протоколам судебных заседаний. Это письмо, согласно  дате подписи, было вручено судье 2 ноября 2007года в 12 часов дня.

Ввиду отсутствия каких либо других пояснений, нами было принято во внимание  срок ознакомления с протоколами, как срок подачи и кассационной жалобы. А так как   2ноября 2007года-это пятница, 4 ноября- воскресенье, а 5 ноября -праздничный выходной день- понедельник, то мы были вынуждены написать кассационную жалобу за одни сутки, не имея на руках копии протоколов судебных заседаний, и отослали  её курьером  в Верховный суд РИ   3 ноября 2007года.

Копии протоколов судебных заседаний нами не были получены, несмотря на наши письменные неоднократные просьбы. Почему судья, по своему усмотрению, предоставил нам одну из форм ознакомления с протоколами: в здании Верховного суда РИ,  проигнорировав  наши просьбы о предоставлении копий протоколов судебных заседаний, нам не понятно. Были нарушены  не только  ч.2, п.17 ст.42 УПК РФ, ст. 372 УПК РФ в виду  отказа предоставления нам копий протоколов судебных заседаний и подачи на них замечаний, но и ст. ст. 121, 122 УПК РФ, в связи с отсутствием ответов на наши ходатайства о предоставлении  копий протоколов судебных заседаний.

В такие жесткие условия, с вопиющими  нарушениями УПК РФ, нас поставил судья Верховного суда РИ.

В своем оправдательном  вердикте   Верховный суд присяжных РИ ссылается на ч.2 п.1 ст. 302 УПК РФ, где указано не установлено событие преступления.  Цинизм этого решения воспринят нами потерпевшими, как  отрицание присутствия террористов  в лесистой части Малгобекского района.  Согласно ст. 90 УПК РФ, решение суда является преюдицией и доказыванию не подлежит. Своим приговором Верховный суд РИ перечеркнул  версию  следствия о том, что с 26 по 31 августа 2004года организованная банда, захватившая Бесланскую школы, расположились в лесном массиве Малгобекского района.  Из этого следует, что  в Малгобекском районе  не собирались террористы и не готовили  самый страшный  теракт в истории человечества Бесланский теракт. Если сотрудники милиции РОВД Малгобекского района не совершили халатность, то,  как  машина, полная вооруженных боевиков смогла приехать в Беслан, и каков маршрут  её продвижения?

 Если машина с боевиками находилась в лесу Малгобекского района, то, проглядев её, сотрудники РОВД безусловно совершили халатность. Верховный суд ответил нам, потерпевшим, оправданием обвиняемых однозначно: машины с боевиками не было в Малгобекском районе. 

Тогда с приговором Верховного суда РИ остается открытым вопрос: где  находилась банда, готовясь к захвату заложников с 26 по 31 августа 2007года? 

Верховного суда РИ приговорил обвиняемых к реабилитации без указания статьи УПК РФ и расшифровки: в чем заключается эта реабилитация. Об этом  потерпевшим приходиться только догадываться.  

Несоблюдение процедур судопроизводства, нарушения прав потерпевших, отсутствие беспристрастности, объективности, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, существенным образом повлияло на вынесение несправедливого  оправдательного приговора.

В судебном разбирательстве по данному уголовному делу  были  нарушены  ст.6,ст.13, ст.14 Европейской Конвенции, ст.4, ч. 5 ст. 32, ст. 33,ст.45,  ст.46,ст.52, ст.53, ст. 55 Конституции РФ, ч.1ст. 11, ст. 17 , ст.31 , ч.2 ст. 32. ч.2 ст.33, ч.1 п.2 б, ч.3 ст. ст. 34, 35, ч.2 п.2 п.5 п.10 п.13 п.14 п.15 п.17 ст. 42,  ст. 73, ст.74, ст. 87, ст. 88, ст. 90, ст. 121,ст.122, п.1 ст. 228, ст. 240, ст. 244, ст. 241, ст. 243, ст. 268, ст.292, ст.312, ст. ст.325, ст. 328, ч. 1 ст.336, ст.338, ст. 372 УПК РФ. 

С учётом изложенного  и на основании ст.13 Европейской Конвенции, ст. 45, ст. 46 Конституции РФ  ч.4 ст. 360, ч. 1 п. 2, п.3, п.4 ст. 369 , ч.1 ст. 370, ч.1 п.3 ст. 378, ч.1 п.2, п.3, п.4, ч.2 ст.379, ч.1 п.2,ч. 2.п.11ст.381, ч.1,ч.2 ст.383, ч.2. ст. 385, ч. 3.ст. 386  УПК РФ,

         

          Просим

 

Приговор Верховного суда РИ от 5 октября  2007 года по уголовному делу№04540064 отменить, а дело возвратить на новое рассмотрение в иной  суд согласно территориальной подсудности.

 

При рассмотрении нашей жалобы просим известить нас для участия в суде согласно

ст. 376 УПК РФ.

      

       Потерпевшие:

       105 подписей потерпевших