на главную

В Судебную коллегию по уголовным делам

Верховного  Суда  РСО-А

                                                          

                 Кассационная  жалоба  на постановление Правобережного

районного суда г.Беслана о прекращении уголовного дела № 20/852 от 29 мая 2007 года.

        

 

         29 мая 2007года Правобережным судом вынесено  постановление о прекращении уголовного дела  №20/852 в отношении:

Айдарова М.С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст.293УК РФ и ч.3ст 293УК РФ;

Муртазова Т.Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2ст. 293 УК РФ и ч.3ст. 293 УК РФ;

Дряева Г.Г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного

ч.2 ст.293 УК РФ и ч.3 ст.293УК РФ. В постановлении суда Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации №3498-4 ГД от 22 сентября 2007года Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших преступления в период проведения контртеррористичеких операций на территориях субъектов Российской Федерации, находящихся

в пределах Южного федерального округа, обвиняемые по уголовному делу №20/852 амнистированы.

Считаем, что применение данного Постановления к обвиняемым  нарушает конституционное право потерпевших на гарантированную судебную защиту  их  прав и свобод.

Применение в постановлении суда подзаконного акта -Постановления Государственной Думы РФ от 22 сентября 2006 года противоречит Конституции РФ, ФЗ О борьбе с терроризмом, УК РФ, УПК РФ:

В ст. 3 ФЗ О борьбе с терроризмом указано, что под контртеррористической  операцией, надо понимать  специальные мероприятия, направленные на пресечение террористической акции, обеспечение безопасности физических лиц, обезвреживание террористов, а также на минимизацию последствий террористической акции.

В ст.10, ст. 12 ФЗ О борьбе с терроризмом указано,  что в соответствии с  решением Правительства Российской Федерации создается оперативный штаб, возглавляемый представителем ФСБ РФ или МВД РФ в зависимости от того, компетенция какого федерального органа исполнительной власти будет преобладающей в проведении конкретной контртеррористической операции, все военнослужащие, сотрудники и специалисты, привлекаемые к проведению контртеррористической операции, с момента начала указанной операции, подчиняются руководителю оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией, вмешательство любого лица независимо от занимаемой должности в оперативное руководство контртеррористической операцией не допускается. Согласно ст.16 ФЗ  О борьбе с терроризмом- решение об объявлении контртеррористической операции оконченной принимает руководитель оперативного штаба по  управлению контртеррористической операцией.

А ч. 2 ст. 4, ч.1ст.15  Конституции РФ указывают, что Конституция и федеральные законы имеют верховенство на всю  её территорию, Законы и иные правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ.

Применение Постановления Государственной Думы РФ  в данном конкретном уголовном деле является  незаконным применением подзаконного акта, противоречащее ФЗ О борьбе с терроризмом.

Таким образом, на основании анализа  статьей Конституции РФ, ФЗ О борьбе  с терроризмом, УК РФ, УПК РФ, материалов дела и судебных заседаний, считаем, что Постановление Государственной Думы от 22 сентября 2006 года, не распространяется на обвиняемых, а теперь уже судом в нарушение ФЗ О борьбе с терроризмом амнистированных Айдарова М.С, Муртазова Т.Б., Дряева Г.Г..

Постановление, которое судья вынес единолично  в нарушении прав потерпевших, не может считаться приговором согласно  ч.25 ст.5 УПК РФ и по следующим обоснованиям:

1.Террористический акт в Беслан начался 1 сентября 2004 года и

закончился 3 сентября 2004 года. С 11 часов 1 сентября началось проведение контртеррористической операции с создания  Оперативного Штаба и назначения руководителем ОШ  руководителя ФСБ  РСО-А  В.Андреева;

  2. В материалах уголовного дела нет иных документов, подтверждающих проведение на территории Правобережного района г.Беслана другой контртеррористической операции, кроме проводимой с 1 сентября 2004 года  в г. Беслане;

3. В материалах уголовного дела нет документов, на основании которых можно сделать выводы, что обвиняемые были участниками  контртеррористической  операции и действовали под  руководством  В. Андреева;

4. В судебных заседаниях не исследованы документы о проводимой, согласно постановлению суда, контртеррористической операции, равно как и действия обвиняемых  во время проведения  этой операции.  

Согласно ч. 3 ст. 240 УПК РФ - приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

5. Постановление Государственной Думы не только применено неправильно, этот документ использован  для защиты  интересов обвиняемых в ущерб конституционным правам потерпевших  согласно  ч.3 ст. 17 Конституции РФ - осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.  Нарушены также  ст.13 ,ст. 14 Европейской Конвенции в отношении потерпевших.

6. В постановлении суда от 29 мая 2007 года не указано о приказе,  начале  и конце проводимой контртеррористической операции, с применением боевой техники, оружия и специальных средств по пресечению террористического акта;

7.  Согласно ч. 6 Постановления  об амнистии от 22 сентября 2006 года - лица, подпадающие под действие Постановления об объявлении амнистии, не освобождаются от возмещения вреда, причиненного ими в результате совершения общественно опасных деяний.

Между тем, своевременно поданные исковые заявления потерпевших о признании их по данному уголовном делу гражданскими истцами  в судебном  заседании  в большинстве  своем не рассмотрены и решения по ним в постановлении суда не вынесены в нарушении  ч.10 ст. 299 УПК

РФ;

8. Согласно ч.8 ст.302 УПК РФ при применении  амнистии выносится приговор о прекращении уголовного дела.

Важнейшей гарантией конституционных прав в судебном разбирательстве является очное судебное разбирательство уголовных дел. Постановление о прекращении  уголовного дела было вынесено с нарушением уголовно- процессуального закона ч. 2 п.3 ст. 381 УПК РФ, в ч.4 ст. 247 УПК РФ.

Оглашение судьёй постановления о прекращения уголовного дела было в отсутствии подсудимых в нарушении ст.262 УПК РФ, что допустимо лишь в случае, если подсудимый ходатайствует об этом. Ходатайства от подсудимых не поступили. При вынесении судьёй постановления, отсутствовали также потерпевшие и заявители гражданских исков в нарушении ст. 247 УПК РФ, ч.1 ст. 249 УПК РФ,  ч.1 ст.250 УПК РФ. Указанные участники судопроизводства  соответствующим образом не были оповещены о времени и месте вынесения судом постановления.

 

9. По  своему содержанию  постановление суда  не соответствует ч.8 ст.302,ч.1ст. 304, ч.2,ч.3,ч.5ст.305, ч.4,ч.5 ст.306, п.1ч.1 ч.2 ст.309 УПК РФ.

 

10.  В ходе судебного заседания в нарушении ст. 244 УПК РФ были рассмотрены ходатайства обвиняемых о применения к ним амнистии. Копии ходатайств обвиняемых  не были предоставлены потерпевшим.

3 апреля 2007 года потерпевшими было подано на имя судьи ходатайство за исх. № 421, зарегистрированное концелярией суда с просьбой не применять амнистию  в связи с тем, что обвиняемые не признают свою вину и  потерпевшие просили рассмотреть уголовное дело дальше по существу. По своему содержанию ходатайство потерпевших отклоняло ходатайства, заявленные 11 мая 2007года обвиняемыми. Тем не менее, судья  единолично, в нарушении  ст. 120 УПК РФ, ст. 121 УПК РФ, ст.122 УПК РФ, вынес решение по ходатайствам обвиняемых, проигнорировав

ходатайства  потерпевших.

 

11. В постановлении суда  нарушена ст. 84 УК РФ актом об амнистии, лица совершившие преступления, освобождаются от уголовной ответственности.

В ходе судебных разбирательств  судом  всесторонне  не исследованы все материалы уголовного дела, а потому деяние обвиняемых на такой стадии судебного процесса нельзя  квалифицировать как   преступление  согласно ст. 14 УК РФ и ст.  14 УПК РФ обвиняемый не является виновным, пока его виновность в совершении преступлении не будет доказана. Сами же обвиняемые четко сказали в своих ходатайствах, что не признают свою вину. Суд в своём постановлении неправильно применил уголовный закон - п.3 ч.1 ст.379 УПК РФ, п.1 ст.382 УПК РФ. Заявления обвиняемых

с просьбой применить к ним амнистию, так как они не надеются на правосудие беспочвенны, потому что обвиняемые не воспользовались всеми доступными на суде методами защиты своих интересов,  не были допрошены более 100 свидетелей защиты. Считаем, что в постановлении судьи преднамеренно нет ни одной ссылки на статью 84 УК РФ.

 

12. Неоднократно и необоснованно  были отклонены ходатайства потерпевших, поданные в ходе судебных заседаний. Например, отклонение ходатайств о вызове в качестве свидетелей Дзасохова А.С.- бывшего президента РСО-А, Панькова М.- заместителя министра МВД РФ, Чекалина заместителя министра МВД РФ, Нургалиева министра МВД РФ, генералов-консультантов оперативного штаба Проничев В., Анисимова В. и руководителя боевой операцией Тихонова А.И., начальника ГУМ по ЧС по РСО-А ДзгоеваБ.А.. Были отклонены ходатайства о  признании недопустимыми  доказательствами показания потерпевших и свидетелей  на предварительном следствии, которые были направлены не на выявление всех обстоятельств трагедии, а на отвлечение последних от установления действительных причин, способствующих совершению теракта. Были отклонены ходатайства о признании  недействительными  результаты судебно-медицинских экспертиз без проведения баллистического исследования погибших и раненных в трагедии. Необоснованно было отклонено ходатайство о приобщении  к  материалам  уголовного  дела  доклада парламентской комиссии  РСО-Алания о расследования Бесланского теракта. Более того, для потерпевших были выдвинуты особые условия подачи ходатайств, на что потерпевшие заявили председательствующему возражения.

 

14. По непонятным для потерпевших причинам  не была  обеспечена дача показаний на суде одного из основных свидетелей обвинения, руководителя ФСБ Правобережного района  Гайденко О.

Явка свидетеля Гуражева, сопровождающего бандитов на место трагедии, на показаниях которого был утвержден маршрут продвижения террористов, также не была своевременно обеспечена  судом.

 

15.  Потерпевшими  по данному уголовному делу  признаны  члены семьи погибших и, получившие тяжелую степень вреда здоровью. А потерпевшие, которые были заложниками и получили средние и легкие степени  вреда здоровья  на свои письменные ходатайства с просьбой  признания их потерпевшими по данному уголовному делу, получали устный ответ: по ст.293 УПК РФ не положено в нарушении ст. 13, ст. 14 Европейской Конвенции, ст.45, ст.46 Конституции РФ. Хотя потерпевшие имущественно были признаны таковыми.

 

15. Потерпевшим не была предоставлена возможность всесторонне ознакомиться со всеми материалами уголовного дела. Например, т. 43 объявлен судьей  засекреченным и  потерпевшим не была предоставлена возможность  снять  копии с этого важного тома из материалов дела для более полного изучения  материалов  дела и защиты своих прав.

 

16.  Многочисленные болезни с предоставлением и без предоставления суду медицинских справок, которые  начались после нового 2007 года у адвокатов, обвиняемых  и  судьи, навели потерпевших на мысль, что проведение судебных заседаний для этой части участников процесса нежелательно. И действительно: при суммарном сложении  времени, указанных во всех  справок, из-за которых проведение судебных  заседаний откладывалось,  получится, что после окончания срока

амнистии (шесть месяцев) со дня его опубликования, приложенные справки восстанавливают пропущенный срок амнистии. В завершение ко всему, несмотря на несколько месячных перерывов, судья взял отпуск, посчитав возможным отдельно сделать на месяц перерыв в проведении судебных заседаний. Как тут не сомневаться и не видеть подтасовку и явные внесудебные переговоры  обвиняемых, адвокатов, прокуроров и судьи.

А потерпевшие, обманутые в который раз,  до конца верили, что  правосудие будет на этом суде.

Так и  не смогли  выяснить на суде, почему школу с учениками, учителями и родителями, которая находится в двух минутах от РОВД И ФСБ г.Беслана,  смогли захватить  32 террориста.

Мы считаем, что  Постановление Государственной Думы применено неправильно по указанным выше обоснованиям в отношении обвиняемых Айдарова М.Т., Муртазова Т., Дряева Г.Г.. Обвиняемые  виновны  в  том, что не выполняли должным образом свои должностные обязанности и потому подлежат уголовному наказанию.

В судебном разбирательстве по данному уголовному делу  были  нарушены  ст.6,ст.13, ст.14 Европейской Конвенции, ст.4, ч. 5 ст. 32, ст. 33,ст.45, ст.46,ст.52, ст.53, ст. 55 Конституции РФ, ст.84 УК РФ.

Несоблюдение процедур судопроизводства, неправильное применение уголовного  закона, отсутствие беспристрастности, объективности, несоответствие выводов судьи фактическим обстоятельствам уголовного дела существенным образом повлияло на вынесение несправедливого  постановления. Постановление необходимо отменить и   вследствие 

чрезмерной мягкости.

Трагедия Беслана по своей жестокости и масштабу потрясла весь  мир, а районный суд города, где случилась трагедия, поразила потерпевших и общественность своим цинизмом по отношению к правосудию  и потерпевшим. Родной город большинства потерпевших ещё раз  показал нам, что Конституция РФ попирается и  прокуратурой, и судом.

С учётом изложенного  и на основании ст.13 Европейской Конвенции, ст. 45, ст. 46 Конституции РФ ст. 42, ч.1п.1,п.2 ч.1,п.3.ч.1 ст.379, 380,ст.381, ст. 382,ст.383 УПК РФ,

      

       Просим

 

Постановление Правобережного суда г.Беслана от 29 мая 2007 года о прекращении уголовного дела № 20/852 отменить, а дело возвратить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

     

       Дата подачи кассационной жалобы 07 июня 2007года

      

       Потерпевшие:  прилагается список подписей потерпевших на  двух  листах