на главную

Сохранить во имя мира, памяти и стабильности.

Решение о строительстве православного храма на месте разрушенной школы в Беслане принято самими пострадавшими и уже не обсуждается"- так комментирует свою деятельность Попечительский Совет по строительству храма. Куда вошли, по информации в СМИ, и члены организации пострадавших Голос Беслана. Но мы официально заявляем, что ни один из членов нашей организации не входит в состав этого Совета и не разделяет его мнения.

Считаем, что после такого горя - это большая ошибка: нагнетать противостояние религий. Ни одна из религий не должна иметь приоритета в трагедии. 

Поэтому нами было направлено письмо на имя председателя Верховного Управления Мусульман России Шейха Равиля Гайнутдина. 

В письме мы выразили сожаление о том, что не смогли довести до Шейха Равиля Гайнутдина во время его визита в РСО-Алания мнение нашей организации, которая состоит и из христиан, мусульман и неверующих. Все они едины в несогласии с планами возведения на месте трагедии памятных сооружений, носящих конфессиональный характер. 

Мы подчеркнули, что с уважением относимся к христианству, но и чувства потерпевших- мусульман и представителей других вероисповеданий везде и всюду просим уважать. 

Получив письмо, нас пригласили в Верховное Управление Мусульман России.

Делегация членов организации из христиан и мусульман вместе с муфтием РСО-Алания М.Тавказаховым и его заместителями встретились с представителями Верховного Управления Мусульман во главе с Муфтием Равилем Гайнутдином и его сопредседателем Муфтием Нафигуллой Ашировым, президентом Общероссийской Общественной Организации Исламский культурный центр России Абдул-Вахед Ниязовым, председателем Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаилом Бердиевым.

Мы высказали своё мнение и довели до руководства мусульманского духовенства, что идея построения православного храма изначально принадлежит некоторым представителям православной церкви, в частности епископу Феофану. После теракта, никто из пострадавших не превозносил какую-либо религию, и не было разговоров о постройке православного храма на месте спортзала. Но в течении почти трех лет постоянно проводилась усиленная агитация среди части пострадавших, был организован Попечительский Совет по строительству храма. И уже общественности внушается со страниц СМИ, что вопрос строительства храма в спортзале решен, голоса подсчитаны. А противоположное этому утверждению мнение в официальных республиканских СМИ не публикуется. Так откровенно игнорируется мнение той части пострадавших в трагедии, которые не согласны с мнением епископа Феофана и с разделяющими его идею пострадавшими. В случае строительства православного храма на месте спортзала, не все пострадавшие и сочувствующие смогут приходить в храм. И это уже противостояние. И поэтому на встрече мы единодушно высказались за сохранение школы в таком виде, в каком оно находится в настоящее время с покрытием прозрачного купола и обязательным выставлением охраны во избежание провокаций и для соблюдения порядка. А пока школа разрушается. И затем под этим предлогом и под предлогом строительства храма попытаются снести то, что должно остаться в назидание потомкам.

Муфтий Равиль Гайнутдин выразил искренне сочувствие нашему горю. Сказал, что позиция Управления Мусульманства однозначна: узурпировать общенациональную трагедию никто не имеет право. На этом горе нельзя делать себе авторитет, нельзя повышать свой вес по служебной лестнице. Это горе сблизило нас и объединило. И во имя согласия на территории республики и страны, место трагедии не должно разделять нас по религиозному признаку. Было бы правильным, чтобы православная церковь придерживалась такой же позиции. Это послужит укреплению братства между православными христианами и мусульманами в целом в нашем государстве.

Шейх Равиль Гайнутдин добавил, что место трагедии дорого и священно для пострадавших, и они имеют право сохранить это место, где души погибших детей улетели, как ангелы, приходить помолиться. Чтобы мы не забывали - какое горе произошло на этом месте и к чему привело преступление против человечества. Преступление совершают преступники. Они не имеют ни национальности, ни вероисповедания. Террорист, который поднял руку на человека, восстал против бога и, безусловно, проклят. Шейх Гайнутдин напомнил, что Патриарх Московский и всея Руси Алексий уже высказывался по поводу будущего мемориала. Патриарх сказал, что место трагедии не должно отталкивать нас друг от друга. Равиль Гайнудтин выразил надежду, что патриарх и в дальнейшем будет придерживаться этой позиции. 

После встречи с Шейхом Гайнутдином мы встречались с митрополитом Калужским и Боровским Климентом, управляющим делами администрации Московской Патриархии. Митрополит выслушал наши доводы по сохранению здания школы и недопустимости лоббирования религии на трагедии Беслана, недопустимости противостояния и подталкивания пострадавших, со стороны служителей православной церкви, к сбору подписей за строительство храма. Выразили уверенность, что не голосованием решается такой важный для пострадавших и для всего общества вопрос.

Митрополит Климент выразил сочувствие нашему горю. Террористы, сказал он, не имеют национальности и не принадлежат ни к одной из вер. Терроризм- это общечеловеческая проблема. Митрополит Климент поддержал нас в том, что место трагедии не должно разъединять и не должно быть местом раздора. А также заверил нас, что передаст наши доводы и пожелания Патриарху Алексию.

Далее состоялась встреча с представителями дипломатического корпуса нескольких государств: Малайзия, Иран, Кувейт, Палестина, Казахстан, Кыргыстан, Сирия, Тунис. В ходе встречи нам рассказали о помощи, которую оказали мусульманские страны пострадавшим в трагедии. Нас заверили, что готовы принять участие в реабилитации пострадавших, а также в совершении Хадджа. 

Мы считаем, что смогли донести до руководства мусульманского духовенства, православной церкви и представителей мусульманских стран нашу тревогу о нарастающем разногласии по поводу будущего мемориала на месте трагедии. 
Считаем, что ни у одной из религий нет привилегий в страшной трагедии. Никто не имеет право пиарить свою веру на крови детей, и что не верующие убивали наших детей, а нелюди разных национальностей. И не должны, как в былые времена на партсобрании, подсчитывать голоса за строительство православного храма, демонстративно не учитывая мнение мусульман. И этим навязывая им чувство вины. Разве есть отличие между горем матери-христианки и матери-мусульманки? 
Вид школы для многих потерпевших приносит дополнительные страдания. Но страдания, даже если школу снесут, останутся с нами. Куда нам от них деться? 

Весь мир узнал Беслан по трагедии. Школа- это уже храм. Приезжающие в нашу маленькую республику считают своим долгом возложить цветы на место страшной гибели сотен ни в чем не повинных людей. И нет среди них различий по вере: все они могут прийти в школу, разделяя с нами наше горе. Они приезжают посмотреть и, ужаснувшись увиденному, говорят, что не смогут уже никогда забыть Беслан. Все помнить и смотреть в глаза горькой правде - очень тяжело, но по пути поисков правды, другого выхода просто не существует. Нам ли, бесланчанам, стремиться иметь короткую память? 
Чтобы подобное злодеяние больше не повторилось нужно помнить и сохранить задание школы. Сохранить ради мира, памяти, стабильности. 

А всех сторонников строительства храма на месте спортзала, призываем понимать и уважать чувства людей всех вероисповеданий, и просим не ущемлять и не принижать родных погибших пренебрежением к их мнению. Будьте милосердны и гуманны и не подавайте пример агрессии. 

Уверены, что если хоть один из родителей погибших за сохранение здания школы, никто не вправе не считаться с этим мнением.
Я сама мать погибших в трагедии двух сыновей. Сейчас моим сыновьям было бы 19 и 17 лет. На глазах моих детей в спортзале террористы убили их отца. Вся моя семья: двое сыновей и их отец были мусульманами и погибли, ничем не запятнав чести и достоинства мусульманина. Если на месте спортзала построят православный храм, то я не смогу приходить помолиться на место гибели своей семьи. Почему и за что меня хотят лишить этой возможности? Для меня это место более священно, чем кладбище. Я живу с мукой, с чувством вины перед своими детьми за то, что ждала, что их спасут, поверила обещаниям, за то, что не поползла на коленях к школе: может быть хоть один из моих сыновей остался бы жив. 

Нет ничего на этой земле более ценного, чем жизнь ребенка. И нет ничего сильнее горя матери, похоронившая своего ребенка. Поэтому для меня нет разницы, какую веру исповедует мать, потерявшая ребенка. Нас объединяют наши погибшие дети. Но многое сделано, чтобы нас разъединить, теми, кому школа стоит укором.

Место, где смешалась кровь наших детей нужно сохранить для того, чтобы каждая мать, независимо от вероисповедания, могла прийти помолиться, выплакать своё горе. Это наше право. 

Но если обязательно нужно стереть с лица земли школу, то нужно дождаться пока нас, матерей погибших в трагедии детей- тех, кто против- не останется на этой земле. 

Председатель общественной 
организации Голос Беслана Э.Л.Тагаева-Бетрозова