В Страсбург  в поисках справедливости                                                                    

 

16 мая 2006 года закончился суд над Н.Кулаевым. А уже через неделю мы, пострадавшие в теракте, подали предварительную жалобу. Позже, когда нам дали возможность ознакомиться с приговором и протоколом судебных заседаний, мы написали дополнительную кассационную жалобу.  В своей кассационной жалобе,  мы исследовали все бездоказательные утверждения, прозвучавшие в приговоре и опровергли их. Кроме того, изложили все нарушения наших прав в ходе предварительного расследования и  в суде.

26 декабря 2006года была  рассмотрена наша жалоба в Верховном  Суде РФ.

Хотя под  Новый Год были трудности с приобретением билетов - цены на них подскочили ощутимо - мы все же поехали и приняли участие в  судебном заседании. Конечно, не предполагали, что нашу кассацию удовлетворят, но, тем не менее, надежда была.

В Верховном Суде РФ  мы обвинили государство, гражданами которой мы являемся.

Государство, в котором представители правоохранительных органов  не смогли помешать подготовке к теракту, проезду нескольких автомашин с  боевиками. Мы обвинили государство в том, что школу  смогли захватить боевики в двух минутах от  РОВД и ФСБ г.Беслана. Мы обвиняли, что нас обманывали  и даже не пытались выполнить требования террористов. Мы обвинили государство в том, что не только не обеспечило Конституционное  право на жизнь, но и само в лице своих представителей  лишило наших близких жизни. И в том, что не провело  объективное расследование трагедии.

В Конституции РФ сказано: человек его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина- обязанность государства. Основное право- право на жизнь.

Мы, потерпевшие, считаем, что была нарушена и ст.2 Европейской Конвенции о защите прав и свобод. Ст. 2 гласит Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнении смертного приговора. Таким образом,  власти РФ, гарантирующие право на жизнь по  ЕК и Конституции РФ несут обязательства перед своими гражданами и жителями страны. Предпринимая штурм, власти действовали без сбалансированного учёта возможных негативных последствий для жизни людей, применив огнеметы, гранатометы, танки, которые с неизбежностью повлекли смерть большинства заложников. Мы утверждаем, что при этом  задача освобождения  заложников не была приоритетной.

Государство посчитало требования террористов не выполнимыми. Оперативный Штаб  с подачи руководства РФ решил, что вывод войск из Чечни - слишком дорогая цена в обмен на жизнь наших близких  и этим обрекли наших детей на смерть.

Дети ответили за преступную политику, из-за которой стала возможной выдвижение таких требований.

Прошел суд над Кулаевым, который  вынес приговор, все доказательства в котором сводятся  к показаниям нескольких потерпевших и свидетелей. Остальную львиную долю показаний обвиняемых государство, суд отбросил,  как  ненужность. За два года предварительного расследования и судебного разбирательства  достоверно не установлены все обстоятельства, приведшие к трагедии. Не исследована  природа первых взрывов. Хотя  А.Торшин уже ссылается на приговор, где по его утверждению установлена природа  взрывов. Обман рассчитан  на  неосведомленность.

Удобно всю вину возложить на одного террориста. Думаем, что этим и хотят ограничиться. Помимо дела Кулаева, возбуждено уголовное дело и идет суд ещё и над сотрудниками РОВД. Считаем, что и этот процесс опять является обманом. Общественность, да и сами потерпевшие вправе предполагать, что сотрудники РОВД г.Беслана  тоже повинны в гибели людей. Но  в их деле  написано: выделить данное уголовное дело из основного дела №20/849 по  теракту в связи с тем, что оно не имеет отношения к теракту. Вот так?! Судят людей по теракту, но их считают невиновными в теракте. А приговор будет сродни приговору Кулаева: перепись из материалов дела. Поверхностность судов и над террористом или над сотрудниками РОВД выгодна. Видимость судов по теракту нужна для затягивания времени и ухода от действительного расследования. И вот в суде над сотрудниками РОВД опять отклоняют вопросы о теракте - это к делу не имеет отношения. Повтор сценария суда над Кулаевым.

    В Верховном Суде РФ мы сразу предупредили: кто  не хочет замечать и судить всех  преступников Беслана, сам становиться  с ними по одну сторону , в противоположность нам потерпевшим.

    Мы, привыкшие к вопиющим нарушениям наших прав,  были готовы к такому же в Москве. И четко следили  по УПК РФ за ходом процесса в Верховном Суде. К нашему удивлению, суд прошел без явных нарушений ведения суда, отношение к нам потерпевшим было максимально корректным. Дали возможность выступить всем присутствующим потерпевшим. Наше ходатайство о приобщении  доклада Савельева Ю.П. к кассации  было удовлетворено. Выслушав наши аргументы, суд признал действия замгенпрокурора Н.Шепеля нарушающими закон. По Н.Шепелю будет вынесено определение с обращением  к генпрокурору РФ. Изменит  ли это определение дальнейший подход прокуратуры к расследованию теракта?

И все же нарушения в ходе суда были. Одно из них: отсутствие  Н. Кулаева на процессе. Это для нас было неожиданностью. Мы  подали ходатайство о том, что считаем необходимостью его присутствие и высказали предположение, что, по всей видимости, можем  думать, что Кулаева уже нет в живых, раз не хотят обеспечить его явку. Нам наше ходатайство отклонили по странной причине: Кулаев не изъявил желание присутствовать на рассмотрении своей кассационной жалобы (его адвокат тоже подал кассацию).

Просьба о телемосте с его участием тоже была отклонена.  Мы в тот же день объявили, что будем настаивать на том, чтобы нам дали возможность удостовериться в том, что Кулаев жив. Почему мы так озабочены судьбой Кулаева? Пока он жив, есть возможность возобновить судебный процесс, и не имеем право пренебрегать этим. И ещё мы предполагаем, что он  многое может рассказать о теракте.

Другим нарушением было то обстоятельство, что раз доклад Ю.П.Савельева приобщили, то согласно ст.377 УПК РФ суд должен был исследовать   новые доказательства. Этого не было сделано. Кроме того, на основе новых предоставленных доказательств мы имели право ходатайствовать о приглашении свидетелей для дачи показаний. Эти  свидетели генералы- теневые члены ОШ. И  такое ходатайство было подано. Его отклонили  по определению прокурора так как эти свидетели не дали показаний в суде первой инстанции, поэтому и не могут быть вызваны в суд второй инстанции. Это опять же нарушение наших прав, так как при наличии новых доказательств (доклад Савельева Ю.П.) свидетели могут быть вызваны.

И всетаки, мы смогли высказать  всё, что считали нужным и во времени нас не ограничили.

А результат? Хотя нам было тяжело слушать отклонение нашей кассации, этот суд дал нам возможность судиться дальше. Теперь мы можем обращаться  в Страсбург. По приговору Кулаева могли подать жалобу все признанные потерпевшие. Но, к сожалению, большая часть потерпевших по разным причинам  не поняли важность этого момента и упустили  свой шанс обратиться в Страсбург по делу Кулаева. А  по другому суду над сотрудниками РОВД многих потерпевших не признали таковыми. Признание прокуратурой потерпевших по закону как оказалось не есть основание для признания в суде. Значит, они будут вынуждены доказывать, если захотят обратиться в Европейский Суд,  что являются потерпевшими. А это прохождение дополнительных инстанций. Мы же решили пройти все инстанции и дойти до ЕС. Ведь у нас  нет  оснований считать, что сможем добиться правды внутри страны. Сейчас идёт суд над сотрудниками РОВД Правобережного района РСО-А, скоро начнётся суд над сотрудниками РОВД Малгобекского района РИ. По этим судам мы вновь будем подавать кассацию. И, конечно, мы будем помогать всем желающим воспользоваться вместе с нами правом обращаться в Страсбург в поисках справедливости.  Мы знаем, что правду  не хотят признавать, и  что нам предстоят хождения по мукам. Возможно, мы будем очень долго доказывать правду о трагедии. И мы готовы к этому. Готова  ли другая сторона покрывать преступников годами?

 

Член Совета Общественной организации Голос Беслана   Элла Кесаева