на главную

 

Преследования не прекращаются

21 февраля 2008 года представители  Всероссийской общественной организации Голос Беслана получили  по  почте  письма с протоколами, составленными 7 февраля 2008 года об административном  нарушении  и передачи дела  мировому судье. В протоколах написано, что от подписей и дачи объяснений по поводу оскорблений судьи, представители организации в присутствии понятых отказались. Может излишне будут комментарии  к этим протоколам,  но мы все  же поясним, что  от объяснений мы не отказывались,  а  протоколы составили без нас.

Видно, все-таки,  непременно нужно против нас возбудить если не  уголовное дело, то административное, не административное, так хоть морально добить небольшую часть потерпевших, которые ещё в силах сопротивляться беспределу.

Итого, на  организации Голос Беслана на сегодняшний день  висят дела:

1. административное по установке щита Курс Путина,   

2. экстремистское за обращение ОО Голос Беслана в 2005 году,

3. уголовное по, дескать, нашему поведению в суде,

4.  и вновь административное за "оскорбления  судьи".

Какое из этих   дел сработает?  Какое  доведут до конца?

Хотят  сломить волю потерпевших, уничтожить, да вот проблема: слишком громкое это будет дело.  И  это  сдерживает.

Оскорбляться могут судьи, и даже пристава, но не потерпевшие. 

Наша организация дважды подавала  иски по явно  оскорбительным и клеветническим  материалам, по которым  суд  Правобережного района  вынес решения, что  ОО Голос Беслана невозможно чем-либо оскорбить или оклеветать.  На лицо дискриминация из-за принадлежности к  общественному объединению, запрещенное  ст. 14 Европейской Конвенции и уголовно- наказуемое согласно ст.136 УК РФ.

Как неприглядно выглядят представители правоохранительных органов, которые ради своего кресла готовы на все даже в отношении матерей погибших в Беслане детей.

То, что сделали со школой и с нашими детьми  - постоянный укор  всем правоохранительным органам республики. Они оказались не  способными ни к одному самостоятельному действию. Марионеточное  сознание многих  республиканских сотрудников  и руководства республики было парализовано в экстремальных  условиях.

Все руководство   по спасению заложников было передано федералам, был полный хаос. Что из этого получилось - знает весь мир. Не дай бог повторения подобной трагедии.

Горький опыт преподнесен, но сделаны ли выводы?  И если руководство республики с горем пополам  оправдались перед народом за Беслан (или они так думают), то оправдаются ли вновь?

Республика, её правоохранительные органы должны в любое время быть готовыми  дать отпор терроризму, осознавать всю  свою личную ответственность за безопасность жителей республики. А не ждать, что кто-то будет спасать нас лучше нас самих. Времена беспечности прошли,  нужны  правоохранительные силы, состоящие из квалифицированных и высоконравственных  людей.

Беспредел в отношении потерпевших - разве это не повод для прокуратуры задуматься о репутации местных  правоохранительных органов и о тех сотрудниках, которые, не стесняясь в выборах средств,  подрывают авторитет органов.

И как тут не вспомнить и тот факт,  что прокуратура после Бесланской трагедии не провела служебные проверки и не очистила свои ряды от сотрудников, которые не только не  исполнили свой служебный долг по предотвращению трагедии,  но и, продолжая сидеть на своих должностных креслах,  являются теперь для других примером безнаказанности.

И их используют  для давления на потерпевших.

Пример - наша организация: было дано указание отнять организацию - отняли. Для этого использовали наши республиканские суды. И горько становиться, когда читаешь требования закона к судам: беспристрастность, независимость.  Понять их можно: им приказывают и  они исполняют.

Мы можем понять судью Панаиотиди И., который своим рейдерским решением отнял у нас организацию,  и прокуратуру  г.Беслана, ставшую инициатором уголовного дела против представителей нашей организации. Мы можем понять и  судью Тавитова З. он не только вынес незаконное решение, но ещё пожаловался на недовольство  этим решением потерпевших.  И бесланского пристава Козырева Р.- он явно по указанию  сделал заявление о том, что  потерпевшие применили к нему насилие. И пристава Кодзаева Г., который задним числом составил протокол об административном нарушении  в отношении потерпевших. Можно понять и судью Верховного суда РСО-Алания Кокаеву Н., которая сказала потерпевшим: Вы ненормальные, вам лечиться надо. И судью Алборова У.: Мне все равно, что вы обо мне думаете.

Они люди подневольные. Им приказывают - они исполняют.

Мы можем многих и многих понять, их так много набралось за более трех летних  наших хождений по мукам, тех, кто вносит свою лепту в мучения потерпевших. Всегда и везде найдутся такие люди. Но оправдывать их поступки  общественность не должна. Иначе мы далеко зайдем. Иначе можно будет оправдать и того танкиста Абуладзе, который видел, как машут из столовой школы  женщины и кричат: Не стреляйте. Но ему приказали, и он стрелял.  Оправдаем и главного пожарника республики Дзгоева Б., которому сказали: Не тушить пожар. И он не тушил, пока все кто остался в спортзале,  не сгорели.  Оправдаем и  тех анонимных снайперов, которые тоже выполняли приказ и начали обстрел школы в 13 часов 05 минут. У них был выбор: работа, служба или  жизнь детей, заложников. И они сделали свой выбор. Они исполнители.

Можно понять, но невозможно оправдать.

Для подавления сопротивления потерпевших исполнителям дан приказ. И не видя в своем глазу бревно, начали искать у потерпевших пылинки: потерпевшие сами  экстремисты, сами преступники, и  нарушители  закона. А вывод  такой: какое имеет право экстремист и  преступник спрашивать у честных силовиков, министров, прокуроров,  руководителей всех рангов за Беслан. Такое мнение о потерпевших исполнители пытаются навязать общественности и этим  оправдать свои действия  в отношении нашей организации.  То, что происходит с ОО  Голос Беслана  не  делает  чести   нашей  республике. 

А общественные организации по примеру руководства  республики отмалчиваются, боясь заразиться от нас болезнью под названием преследование.   И только  Стыр Ныхас  высказался против  обвинения в экстремизме. 

И все же организация  Голос Беслана не одинока, её  поддержали  не только правозащитники нашей страны, но и зарубежья. 

У  нас тоже, как и у всех, был  выбор  после трагедии  и мы его сделали. О  том, что наш выбор правильный, говорят сотни писем поддержки со всего мира, которые придают нам силы  противостоять давлению. 

ВОО Голос Беслана   

Элла Кесаева